Дорога к храму - главная страницаРоссийская Информационная Сеть
  
НовостиХронологияСловарьКалендарь
 
История
Космогония
Пантеон
Культ
Места почитания богов
Жречество
Культ мертвых
Праздники
Мистерии
Оракулы
 
 
RIN.ru
Культ

    Для эллина, как и для любого другого обитателя Средиземноморья, он сам, его жилище, его поселение или город, горы, низины, ручьи, море, небо, весь космос были наполнены некими знаками, подчас радужными, подчас пугающими. Собственный непроизвольный жест, дрожание века, чихание, писк мыши, полет ласточки, крик совы, падение метеорита, радуга, выскочившая из речной глади рыба, раскаты грома, встреча со случайным прохожим имели глубокое значение. Эти, казалось бы, вполне обычные явления могли заставить эллина отказаться от принятого решения, например, от свадьбы или сражения, т.е. совершать необъяснимые, на взгляд постороннего, поступки.

     Между тем человек античной эпохи был уверен, что каждая из подобных случайностей - знак, посланный ему благими богами для предупреждения о грозящей опасности. Он относился у этим знамениям вполне серьезно и пытался вникнуть в их смысл, а если не мог понять сам - обращался к "знатокам", сделавшим разъяснение божественных знаков своей профессией.

     И конечно же, важнейшими из таких знамений считались сны. Согласно господствовавшим представлениям, во сне душа освобождалась от земных оков и могла воспарять в небеса для общения с богами или нисходить в подземный мир для встречи с душами умерших родичей. Из подобных снов, вероятно, и возникает мифология жизни и смерти - быть может, самое прекрасное, что создано человечеством.

     Наряду со знамениями, посылаемыми богами "от доброты душевной", были и такие, которые добывались хитростью и искусством. Но это уже не религия, а магия, которой в древности, как и в наше время, пользовались чаще всего от отчаяния, в кризисные времена.

     Примитивная магия была известна уже обитателю пещер прибегавшему к ее помощи в борьбе за собственное существование или для обретения власти над своими сородичами и современниками. Но и полисную эпоху (время возникновения городов в Древней Греции), с ее высочайшим расцветом естественных наук и удивляющим современного человека проникновением в тайны мироздания, магия не умерла. Она стала настоящим искусством, даже более того - частью науки ибо такие величайшие ученые, как Пифагор и Эмпедокл, были магами, посвященными в тайное знание.

     Но чаще речь могла идти о магии, обслуживающей рядовых людей и обыденное сознание. Она восходила в основном к тому же источнику, из которого черпали свои знания великие античные ученые, - к восточной мудрости, где религия и наука варились в одном котле. Вместе с астрономией с Востока пришла и астрология, вместе с медициной - гадание по внутренностям животных.

     Отношения человека и бога мыслились как договор, связывающий обязательствами обе стороны. Сельский житель, угощая бога плодами, выращенными на каменистой земле, обращался к нему не со словами благодарности, а с напоминанием: "Проку немного тебе, о боже, от этого дара, если же больше пошлешь - то и много больше получишь". Подношение богу делалось как бы авансом, в счет будущих щедрот, соответственно оно называлось просфорой ("предвзносом").

     Божество старались не только заинтересовать, но и принудить к плодородию с помощью оргиастических культов, включавших ритуальные половые акты, поскольку отношения человека с Матерью-землей и мыслились как отношения мужского и женского начал. Пахарь, ведя борозду, как бы вступал с землей в связь. Обнаженный, он обращался к ней в непристойных выражениях, подобных русскому мату. Сами эти выражения облекались не в форму торжественного гекзаметра, а скорее напоминали энергичный ямб. Само название этого поэтического размера происходит от имени рабыни Ямбе, развеселившей загрустившую богиню плодородия Деметру двусмысленной, но складной шуткой.

     По мере формирования олимпийского пантеона у эллинов складывается представление что помимо неведомо откуда берущейся амброзии - пищи бессмертных, наполняющей их жилы благоуханной голубой кровью, боги нуждаются и во всем том, что обеспечивает жизнедеятельность смертного организма. Вот они и уделяли "со своего стола" для божественной трапезы то, сем питались сами. Цель была одна - добиться признательности богов.

     Жертвоприношения составляли основу культовых действий и представляли собой детально разработанную систему. Каждому богу отдавали именно то, что соответствовало его месту в пантеоне, его функциям и вкусу. При этом учитывалось не только "местожительство" божеств (земля, река, море, небо), но и время суток, наличие у бога супруги, свиты и множество других обстоятельств. Все это превращало жертвоприношение в настоящую науку, малейшее нарушение законов которой могло привести к непредвиденным последствиям. Наряду с бескровными жертвами существовали кровавые. Для последних имели значение порода животного, его возраст, окраска, наличие на нем особых знаков.

     Обычными были массовые жертвоприношения. В одной из трагедий Эсхила герой обращается к Зевсу с вопросом: "Что тебе нужно для сокрушения враждебного мне рода?" И если Зевсу "захотелось бы" получить тысячу быков, он бы их получил. Выражение гекатомба ("жертва ста"), часто употребляемое в античных текстах, не формула, но реальность. Известен случай, когда в одном из эллинских городов были принесены в жертву сразу 450 быков.

    

Кондиционеры интернет магазин в симферополе кондиционер-крым.com.ua.
Copyright © RIN 2002-   * religion@rin.ru